<< Главная страница

Джин Вулф. Медновласая



Gene Wolfe "Copperhead"
© 2001 by Gene Wolfe and SCIFI.COM.
© 2001, Гужов Е., перевод.
Eugen_Guzhov@yahoo.com


Телефон в гостиной звонил минут десять. Новый Президент поднял, наконец, трубку и сказал: "Алло!"
"Мистер Президент?"
"Говорите." Предполагалось, что лишь восемнадцать человек знают этот номер. На мгновение новый Президент задумался, сколько же людей в действительности его знают.
"Говорит Марша. Бун покончил с собой."
Новый Президент молчал, сознавая, что можно сказать сейчас тысячи слов, но не в силах произнести ни одного. Перед его мысленным взором стояли листья, сугроб красных, желтых и золотых осенних листьев у подножья дерева на холме. Листьев еще тронутых кое-где зеленью, и шевеление под этими листьями.
"Он оставил записку. Я еще не смогла узнать, что в ней написано."
"Не смогла?"
"Нет."
"Наверное, записка может нам повредить. Что-нибудь обнаружится, Марша, и нам швырнут это в лицо. Мы вдруг узнаем гораздо больше, чем нам хочется, а ты нуждаешься сейчас совсем в другом."
"Он был моим мужем, мистер Президент. Развод..."
"Я знаю."
"Это было... было не окончательным. Еще нет. Я хочу знать, почему он покончил с собой."
Он помнил точно. Генерал тогда сказал: "В августе в Айдахо произошло крушение. Мы нашли в обломках вот это."
"Вы еще здесь, мистер Президент?"
Ирония чуть не одолела его, но ему удалось ответить: "Да, еще здесь."
"Он повесился - на телефонном шнуре от канделябра в гостиной. Так мне сказали. Он встал на стул, а стул поставил на стол. Потом н-набросил шнур на шею...""
Новый Президент включил ТВ и нажал кнопку "Без звука". Как легко, подумал он. Все кнопки так легки.
"Мне надо знать, мистер Президент. Мне надо понять."
"Вы узнаете."
"Мне надо увидеть записку."
"Значит, увидите." Он бормотал успокаивающие слова, о своей дружбе с Буном и Маршей, о больших услугах, оказанных им его администрации. Во время разговора, показавшегося очень долгим, немой ТВ показывал его с Буном, потом с Буном и Маршей, потом с Буном на партийном съезде. В конце концов он повесил трубку.
Телефон сразу же зазвонил вторично. Он снова поднял трубку и сказал: "Следовало отложить разговор по данному вопросу."
"Да, мистер Президент, следовало." Никакого юмора в голосе Рэнса не было, совсем не было.
"Я уже набирал ваш номер, чтобы сказать: Бун повесился."
"Я сам звоню, чтобы это сообщить. Телефон был занят."
"Осталась посмертная записка. Вы заполучили ее?"
"Нет, сэр."
"Заполучите. Не подпускайте к ней прессу, и не позволяйте Марше заглянуть в нее. Записку нашли копы. Проверьте, не сделали ли они копии. Если это так, копии уничтожьте."
"Вы хотите видеть записку, мистер Президент?"
Он не хотел. Он знал, что в ней будет, и знал, что это его расстроит. "Нет", ответил он. Где-то в доме зазвонил другой телефон. Он поднялся из кресла и ногой захлопнул дверь. Пегги ответит, и, видя, закрытую дверь, Пегги их отошьет. Хотя, отошьет в любом случае, закрыта дверь или нет. "Может быть, я захочу увидеть записку позднее. Не сейчас. Я хочу, чтобы вы нашли ее и привели сюда."
"Нашли кого, мистер Президент?"
"А вы о ком подумали, черт побери?"
"Джейн Доу?"
"Вы же следите за нею, предполагается, что вы должны это делать."
"Мы следим", сказал Рэнс.
"И это очень хорошо. Приведите ее сюда. Немедленно!"
"Вы хотите вернуться в Вашингтон, мистер Президент?"
Гнев ничему не поможет. Ему пришлось приказать генералу, чтобы Изменитель остался с ним. Ему пришлось это сделать. Он сам нажал на кнопку. Она нажалась очень легко. Он заговорил спокойным голосом и был этим доволен. Совсем не похоже, что говорит человек, контролирующий свой голос. "Я хочу остаться здесь, Джордж, пока пыль немного не уляжется. Сначала убийство, потом еще это. В Вашингтоне будет визг, как в зоопарке."
"Убежден, что вы правы, мистер Президент."
"Я знаю. К счастью, у нас есть три года до следующих выборов."
"Даже дольше, мистер Президент."
"Почти три года до следующей компании." Хотя никто за ним не следил, новый Президент заставил себя улыбнуться. Улыбка проявляется в голосе. "Вот что имеет значение. Как быстро вы сможете доставить ее сюда, Джордж?"
"Нам разрешено играть грубо, мистер Президент? Если она не захочет прийти?" Голос Рэнса был выжидающим, когда человек дает себе время подумать. Это тоже проявляется в голосе.
"Да. Абсолютно."
"Как насчет Карен?"
Новый Президент не думал об этом, но с Карен надо поговорить. Карен хочет большой работы, однако заслуживает ли она такую? Контролировать рыжую, это все равно что ездить на тигре. Наверно, так оно и есть. Помощница министра по труду - этого будет достаточно. "Да", сказал он. "Приведите Карен, если она сможет прийти. Если не сможет, не ждите ее."
"Пять часов, мистер Президент."
Он взглянул на часы. "Значит, в одиннадцать вечера по нашему времени."


***
Они прибыли в десять пятьдесят пять в черном Линкольне-Навигаторе: трое агентов ФБР и Джейн Доу. Он приказал агентам секретной службы выйти и оставаться снаружи, и позвонил министру финансов, когда они отказались. Они должны быть по меньшей мере в сотне ярдов от дома, все до единого.
Далее он приказал агентам ФБР вернуться в машину и оставаться там, а сам помахал Карен и Джейн Доу, приглашая их войти. Первая выглядела смышленой, компетентной и чудовищно уставшей; последняя, как всегда, была такой красивой, что он лишь с трудом сдерживался, чтобы не пялиться на нее.
"Ты измучилась", сказал он Карен. "Я и Джейн пойдем в берлогу потолковать. Одни."
Карен кивнула, а высокая и чрезвычайно грациозная женщина, которую он называл Джейн Доу, загадочно улыбнулась и отвела с лица прядь волос цвета новой медной проволоки.
"Я знаю, вы сделали многое", сказал он. "Я знаю, вы сделали больше возможного на невозможной работе. Я хочу, чтобы вы понимали, что я знаю это, безотносительно к тому, что я могу сказать сегодня ночью и безотносительно к тому, что ночью случится. Вы поняли?"
"Да, мистер Президент."
Голос был таким тихим, что он едва слышал ее. Заговорив снова, он подумал, знает ли она о Буне. Если нет, то сейчас определенно не время ей говорить. "Разговор может занять часы - я не знаю. Возможно, сегодня мне потребуется от вас большее, а возможно, и нет. Я совершенно этого не знаю. Я хочу, чтобы вы пошли в спальню моей жены и прилегли. Она в Вашингтоне, поэтому вас не потревожат. Если там вам что-то понадобится, берите. Косметику. Все, что угодно. Я с ней улажу."
"Со мной будет порядок, мистер Президент. Не беспокойтесь обо мне."
"Попытайтесь заснуть. Вот что я хочу сказать."
Она кивнула: "Попытаюсь, мистер Президент."
"Я возвращаюсь завтра, и когда вернусь, то найду вам назначение. Где-нибудь в госдепе, какая-нибудь милая, спокойная страна, где говорят по-английски, мадам посол."
Другая женщина засмеялась, рассыпая золотые колокольчики.
"Вы пойдете со мной туда", сказал он, закрыл за собой дверь и запер ее.
"'Ou douh nawt leek mee." (Я тебе не нравлюсь.)
"Мои чувства к тебе больше не имеют значения." Он подождал, пока она усядется, потом сел сам. Предмет находился в его столе, в левом верхнем ящике.
Он достал его, несколько секунд повертел в руках и положил на стол. По виду он был похож на чуть сплюснутый овал черного пластика с тремя красными кнопками, замечательный только тем, что чернота была чернотой космоса, гораздо более глубокой, чем способна достичь любая человеческая технология, а кнопки легко могли быть каплями свежей крови.
"'Ou 'ad dawt vhen Aw coom." (Ты был рад, когда я пришла.)
"Да, конечно." Залитый солнцем склон горы, куча палой листвы у ствола дерева вернулись, более живые, чем раньше. "Я сунул это в карман." Он прокашлялся. "Мне совсем не надо было это делать, ведь мои руки были полны тобой."
Она снова засмеялась; ее глаза были любого цвета, в зависимости от падающего освещения и от настроения. Сейчас они стали сверкающе алыми.
Словно глаза белой крысы, подумал новый Президент. Могла ли она быть домашним зверьком в том месте, откуда прибыла? Лабораторным животным? "Я никогда не говорил тебе об этом", сказал он вслух. "Я собираюсь сделать это сегодня, потому что обязан тебе. Но ты не желаешь слушать..."
Она улыбнулась, и ее безукоризненные зубы казались одновременно и более белыми и более острыми, чем зубы любой другой женщины.
"... или посидеть смирно. Тебе не надо слушать, если ты этого не хочешь. Если ты хочешь встать и походить, это прекрасно. Но я собираюсь это сказать."
"Aw siht awn 'ou lahp? Aw siht vher steal. Naw mahter 'ow meany vhertds, Aw lesson." (Посидеть у тебя на коленях? Буду сидеть очень тихо. Все равно сколько, я буду учиться.)
"Нет."
"Naw vahn vahtches." (Тогда посмотрю.) Она явно забавлялась.
Он покачал головой. "Мне пришлось тяжело работать. Не только после инаугурации, но гораздо больше года до этого. Работать по двенадцать-тринадцать часов каждый день без выходных. Пришла весна и мы с женой вернулись сюда; я намеревался взять три дня отпуска - длинный уик-энд. Какие-то подонки в Спокане снова начали погромы, и мои три дня превратились в восемнадцать часов. Я возвратился в Вашингтон, снова к работе."
"Aw douh nawt vhork. Aw douh nawt naw ahbawt dhees." (Я не работаю. Я сейчас ничего не делаю.) Она встала грациозней, чем любая танцовщица, казалось, что она всплыла со стула.
"Пришла осень. Сезон футбола. Я потерял двенадцать фунтов, и вопил на всех. Моей жене пришлось остаться в Вашингтоне, но я очистил рабочий стол и вернулся сюда. Хотел пить пиво и смотреть футбол. Но больше всего хотел просто отоспаться."
Она, словно ребенок, потыкала огонь в камине, вознагражденная облаком искр.
"Я был здесь полтора дня, когда позвонил генерал Мартенс. Прежде никогда не случалось настоящих крушений. Вся болтовня о Рокуэлле была чепухой, но на сей раз случилось настоящее крушение или что-то, что выглядело настоящим крушением, и у них был в руках артефакт, который еще работал. Мне следовало держать проклятый рот на замке, но я приказал доставить его сюда. Я хотел взглянуть на него."
"Dhees dhing 'ou shaw mee? Eet dhaws nawt eent'res mee." (Та штука, что ты мне показывал? Она меня не интересует.)
"Существуют другие вселенные." Новый Президент заговорил тише. "Все астрофизики утверждают это. Изменитель имеет к ним доступ. Наведи его на что-нибудь, нажми кнопку, и получишь с ним связь. Иногда. Может быть, на все время, а, может быть, сродство настолько близкое, что невозможно сказать, что что-нибудь произошло. Я рассказывал тебе, как мы взобрались на тот холм?"
"'Ou deed nawt." (Нет.) Она села и скрестила ноги. "Aw rhemember dhawt 'ill. Aw vhas colt." (Я помню тот холм. Мне было холодно.)
Он кивнул. "Ты была нагой. Генерал Мартенс не захотел говорить в домике - боялся подслушивающих устройств, настоящий параноик в этом отношении. Мы прошли большой луг и поднялись на холм. Я сел там на камень, а он на упавшее дерево. Я хотел было сесть рядом, но он не желал, и поначалу я его не понял. Позже до меня дошло - он боялся, что я это выхвачу."
Она засмеялась.
"Что я и сделал, в каком-то смысле. Он показал его мне, но не хотел, чтобы я до него дотрагивался. Я Президент, черт побери, а он пытался мне приказывать. Я заставил его отдать это мне и оставить меня с этим наедине. Я сказал, что верну это назад, когда основательно познакомлюсь.
Потом я сидел там на камне и следил, как он идет назад к домику - назад в свой голубой служебный Шеви, принадлежащий ВВС. Я вертел и вертел Изменитель в руках и думал: "Бог мой, этот помощник Президента пусть пока забавляется. Но все лишь вопрос времени.""
"Vhat ahbawt mee?" (А что же я?)
"Я дойду до этого. Там стоял большой клен. До него было пятнадцать-двадцать футов от места, где я сидел, и листья густо лежали вокруг." Он сделал паузу, припоминая. "Половина листвы опала, примерно. Когда машина генерала въехала в лесок, я посмотрел на них. Не знаю почему, но посмотрел. Наверное, я что-то услышал."
Он помолчал, покашлял. "Вдруг они зашевелились, задвигались. Ветер был очень слабым, так что не в нем было дело. Там что-то было под листьями, и мне думается, что я стиснул Изменитель рукой. Должно быть, так, потому что там была ты."
"Ahh!" (Ах!)
"Да. Остальное ты знаешь. Ты также знаешь и гораздо больше. Вещи, которые ты не хочешь рассказывать, о месте, откуда ты взялась." Он знал, что в этом пункте должен взять в руки Изменитель, но обнаружил, что не способен это сделать. Вместо этого он на него показал. "Я хочу снова изменить тебя. И ты знаешь, зачем, если ты не гораздо глупее, чем я о тебе думаю."
"'Ou dheenk Aw dell 'ou vhife." (Ты думаешь, я скажу твоей жене.)
"Нет. Нет, я заберу его. Его и пару дюжин других вещей. Я хочу предложить тебе последний шанс. Ты хочешь остаться здесь?"
"Aw douh nawt car." (Мне все равно.)
"В любом случае я это обещаю. Ты всегда говорила, что не помнишь места, откуда пришла, другую вселенную. Я буду прям, потому что, похоже, это наш последний разговор. Ты лгала. Скажи мне правду, и, может быть - всего лишь, может быть - то, что ты скажешь, может поменять мое решение. Ты не хочешь попробовать?"
Она снова поднялась и подошла к окну, глядя на весеннюю ночь. "Ees zo confuse." (Все так запутано.)
Он ждал, и когда она все же не ответила, он сказал: "Здесь три кнопки и я не знаю, которую нажал. Я могу отослать тебя обратно. Но могу просто послать тебя куда-нибудь еще. Я не знаю. Это твой последний шанс."
"Vhas a groose." (Как грубо.) Она повернулась, глаза ее были цвета неба и она была прелестнейшей женщиной, которую когда-либо видел новый Президент. "Nawt lak 'ou. Aw zay, 'ou vhill nawt neffer grawnt offer mee agan." (Не люблю тебя. И скажу, что ты никогда больше не будешь мне больше ничего предлагать.) Она пожала плечами. "Dhoss bhoyes, de vhun keels de odder. Aw douh nawthing." (Те ребята, они просто убили друг друга. Я не делала ничего.)
Он сказал: "В первый раз, когда я услышал, как ты так говоришь, я купился на это всеми свимим потрохами."
Говоря это, он потянулся к Изменителю. Ее руке надо было миновать двойное расстояние, но она ударила, словно змея. Кокое-то мгновение - может быть, полсекунды, может быть, меньше - она держала прибор и смотрела на Президента, наслаждаясь моментом, и глаза ее были чернее самого Изменителя, чернота, в которой танцевали красные искры. Пальцем она нажала одну из красных кнопок.


***
Его одежды свалились кучей. Она этого не видела, глядя лишь на нагого человека, стоявшего перед креслом. Столь высок он был, что головой почти касался потолка, и столь величествен, что, казалось, потолок поднялся, чтобы голова не коснулась его.
"За то, что ты сделала, будешь ты проклята." Голос его был словно орган, рука как тиски, когда он схватил ее за горло. "И станешь пресмыкаться на брюхе своем, и станешь питаться прахом, и раздавлю главу твою пятою своей."


***
В своей другой реальности, где Время пело, как ручей, новый Президент поднялся и встал, замерев и прислушиваясь. Деревья в далеком лесу шелестели; а на скале, что возвышалась позади него, горный баран воздел витые рога.

Примечание. Переводчик отказался от передачи ломаного английского ломаным русским.

Джин Вулф. Медновласая


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация